ЭпиЦентр

История успеха Ольги Пономарь

Мы встретились с Олей в кафе, куда она прибежала пообедать после рабочей встречи. Оля - стройная, длинноволосая и очень энергичная девушка. В ней нет обреченности матери безнадёжно больного ребёнка. Она полна сил и энергии. Мы решили побеседовать за обедом, потому что дел много, а времени мало. 

Я изучаю меню, но Оля точно знает, что будет заказывать, и сразу начинает разговор:

 ⁃ Понимаешь, у меня самой ребёнок-эпилептенок. А ты знаешь, как живут семьи с детьми - инвалидами? Чаще всего мама бросает работу, чтобы ухаживать за ребёнком. Это же вакуум! В конце концов, это просто нищета!

Семья Оли - удивительный, вдохновляющий пример. С сыном Жорой сидит папа, а Оля работает - она руководитель международной отчётности в большой строительной фирме. Реабилитация Жоры стоит не меньше 100 тысяч в месяц, поэтому Ольга, чья зарплата оказалась больше, вышла на работу, а папа забросил карьеру программиста, чтобы заботиться о сыне. 

-Знаешь, мы очень хотели ребёнка, - спокойно и радостно рассказывает свою историю Ольга, - и много лет у нас не получалось. Но сдаваться - не в моем характере! 

Я киваю. Я это уже поняла.

-Мы собирались делать ЭКО, уже прошли все анализы, но протокол пришлось перенести. И мы решили поехать на недельку в отпуск. А из отпуска я приехала уже в положении.

Оля смеётся. Это приятные воспоминания. Я думаю - наверное, это был последний настоящий отпуск? Ведь потом стало уже не до отдыха. Но спросить не успеваю, ведь Оля продолжает говорить:

 ⁃ Я очень ждала Жору. Проходила все обследования, делала генетический тест на синдром Дауна, соблюдала все предписания врачей. Ничто не сулило беды. Беременность была здоровой, я ждала родов.

Тут Ольга немного запинается и сосредотачивается на тарелке. Я понимаю ее. Роды - это не то, о чем хотелось бы вспоминать.

 ⁃ Наверное, неправильная тактика ведения родов стала причиной эпилепсии. Сейчас этого уже не узнаешь, да и зачем. 

Оля встряхивается, из глаз пропадает туман воспоминаний. Она снова пышет энергией.

 ⁃ У Жоры была пневмония. И она казалась мне гораздо опаснее, чем судороги. Я думала: «ну что такого в судорогах? У всех иногда сводит руки или ноги». Когда малыш был уже дома после больницы, я поняла, что что-то не так. Был момент, когда судороги не прекращались всё время бодрствования!

И тогда Ольга стала искать диагноз. И врачей. 

Диагноз «Эпилепсия» Жоре поставили в Германии. Деньги на поездку, очень большую для семьи сумму, дали Оле на работе. 

Уже дома Оля стала искать методы реабилитации. 

 ⁃ Представляешь, до полутора лет сына я, как слепой котёнок, тыкалась во все стороны. Я пробовала все, что могла! 

У Жоры ДЦП. Этот диагноз сам по себе очень не прост, а в сочетании с эпилепсией шансы на восстановление стремительно падают... 

 ⁃ Я прошла все круги российской медицины. Опытным путём выявляла методы, которые работают на наших детях. Возила Жору на реабилитацию в Китай и в Литву. 

Мне страшно представить, сколько нужно сил и какой запас прочности, чтобы испытывать это всё на своём ребёнке. 

 ⁃ Оказалось, что многие методы реабилитации у нас малоизвестны или вовсе не практикуются!

Оля вдохновенно взмахивает рукой. Сейчас она говорит о том, что действительно знает, о выстраданном и вымученном. Мне кажется, даже официант увлечён нашим разговором.

 - Я стала искать специалистов, которые готовы заниматься с нашими детьми. Мы практикуем многое – бобат, кинезиотерапию, эрготерапию, фельденкрайз, метод джереми краусса, биодинамическую краниосакральную терапию, рефлексотерапию. И, конечно, арт-терапия. На наши занятия по выходным дням детей приводят и приносят, потому что далеко не все могут ходить сами.

Оля говорит о проекте «Дети Ван Гога». 

 ⁃ Мы видим в этом проекте большое будущее. Ведь искусство не только лечит душу и развивает моторику. Рисование - это навык, который может стать основой профессии для ребёнка! Дать семье возможность жить полной жизнью, самим обеспечивать себя - что может быть лучше?

Олин оптимизм не может поколебать даже то, что денег от полученного гранта осталось всего на пару месяцев занятий. 

Мы расстаёмся у входа в кафе, ей пора бежать на работу, а я выхожу на улицу и думаю, что с такой энергией, увлеченностью и результатами Ольга точно добьётся своего. 

Сейчас ее сыну три года и он - лучший результат работы «Эпицентра». Но далеко не единственный!